Драйвовая виолоночель хмурым вечером

(впечатления от концерта)

Перед встречей

 О концерте виолончелиста Борислава Струлёва в филармонии, конечно, знал. И о том, что он играет с резидентом клуба Алексея Козлова (а это одна из самых качественных и престижных джазовых площадок страны) оркестром «Папоротник», тоже. Однако до последнего не понимал, сложится ли. Повлиял на выбор совет знатока и феерический концерт накануне в Самаре. Собственно, это заставило чуточку подробнее познакомиться с музыкантом.

 Прочитанное не оставляло сомнений – к нам едет артист мирового уровня, покорявший «Карнеги-Холл» и другие самые престижные площадки. При этом стало жутко любопытно воочию убедиться в том, как у Струлёва получается миксовать стили. Да и в целом виолончель вполне себе привычно видеть в классике, ну, или в неоклассике, но уж никак не в качестве солирующего инструмента в композициях, вмещающих в себя и блюз, и танго, и рок-н-ролл.

 В общем, когда знакомишься с таким бэкграундом, то во время выхода музыкантов на сцену, уже можно стоять по стойке смирно и кричать: «Ура!» От самого факта встречи. По счастью, в музыке, каждый концерт новая история, и складывается она здесь и сейчас.

Открывать и удивляться

 Было видно, что, будучи человеком эмоциональным, Борислав слегка удивлён наличию свободных мест в зале. И, по всей вероятности, этому можно было бы найти массу объяснений, но, вот, стоит ли?!

В таких случаях всегда берёт верх дело. Которое надо делать хорошо. Благо, что и публика была настроена на общение и встретила музыкантов очень тепло. Забегая вперёд, замечу, отпускать тоже не хотела, бисировала, кричала: «Браво», не торопилась уходить…

 Поскольку сама программа носила название «Виолончельное танго», то и стартовали Струлёв и «Папоротник» с «Tango Del Rio». И в этот момент начало происходить то, ради чего, собственно, и приходишь на концерт – зазвучала виолончель, просто обволакивая бархатным звучанием. При этом, что сразу сделало меня союзником, музыканты не ставили своей целью – играть классическое танго по всем привычным лекалам. Почти все пьесы, показанные в этот вечер, в какой-то момент шли совсем не так, как можно было себе предположить. Внутри аранжировок происходили интересные перемещения, легко вкраплялись мелодии из фильмов, как в номере «Бах в Москве», или вдруг материализовывался фрагмент из «Пёрпл», как это было в «Польке». Последняя покорила и сменой ритма и дыханием и виртуозным «полётом» виолончели по всему регистру. Струлёв со своим янтарным инструментом (в его конструкции использованы элементы янтаря – подарок от жителей славного города Калининград) на сцене становится одним целым. Вы возразите – так можно сказать о многих. Не соглашусь. Часто артист играет на инструменте, но не живёт с ним. То есть разделить их достаточно  легко. Глядя на Струлёва, самозабвенно управляющегося со своим электро-другом (а был представлен именно электро вариант) создавалось впечатление – перед тобой что-то неразделимое, этакий сгусток энергии, распространяющий её на всё вокруг.

 Я не случайно подчеркиваю то, что Струлёв заставлял удивляться почти в каждом номере. Признаюсь, был совершенно ошарашен – скоростной кодой в первой пьесе. Поразился разнообразию тембров в «Польке», и просто не представлял, что именно виолончель может стать в таком объёмном номере как «Цирк», где музыкантам удалось абсолютно осязаемо воссоздать картину настоящего циркового представления. Можно было закрыть глаза и легко представить – вот, клоуны выкатились к публике и начали потчевать её своими репризами; вот, полетели на трапеции воздушные гимнасты; а, вот, уже в дело вступили дрессировщики и явственно слышен рёв тигров и крики шаловливых обезьян. И это умение не иллюстрировать, а создавать – показатель больших мастеров.

 Весь концерт маэстро Струлёв не жалел добрых слов для руководителя «Папоротника» композитора, аранжировщика Александра Бакхауса. И посмотрев программу, понимаешь – это абсолютно заслуженно. Меня сумел «зацепить» и аккордеон Александра (без него бы просто не случился, к примеру, «Emoll-Вальс-Париж» или «Italian Medley»), но главное – тот подход, который он применил для подготовки совместной программы со Струлёвым. Понимая, что музыканту высокого уровня, переигравшему почти всю классику, написанную для виолончели, хочется делать ещё и что-то совершенно другое, и делать с выдумкой. И в таком отношении к сотрудничеству мне видятся его перспективы. Видно, что музыкантам «Папоротника» нравится взаимодействовать со Струлёвым, что они получают удовольствие от тех придумок, что предложил Бакхаус. Отсюда ёмкое и полновесное звучание.

 Коротко первое отделение можно охарактеризовать как восторг. Что ни вещь – в десятку! И, возможно, стоило продолжать, но есть законы жанра и большого воскресного концерта.

 После перерыва захватило «Мария Танго», удивил «Emall-Вальс-Париж», где танго смело и легко мешается с вальсом, заставил понастальгировать «Бах в Москве» (где предлагалось представить, будто Бах жил в нашей столице в светлые, оттепельные 60-е). Меньше затронули «Парус Лермонтова» и «SANCTUS MARIA», спетые гитаристом Олегом Аряевым. Допускаю, потому что настрой был на что-то другое. В эти минуты хорошо понимаешь, что «Папоротник» стоит слушать отдельно и специально.

 Сказанное никоим образом не отменяет послевкусия от увиденного – такой концерт нельзя было пропускать!

С надеждой на следующий шаг

 Струлёв настолько многообразен и интересен, что внутри осталась и некоторая недосказанность от того, что удалось увидеть только маленькую толику от того, на что он способен. Сам маэстро настроен обязательно приехать в наш город ещё. Буду следить за афишей. Это, как разговор с умным автором. Ты закрываешь последнюю страницу книги, и уже в этот момент начинаешь жалеть, как быстро всё закончилось. 

Алексей «Алекс» Орлин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *