Алексей Кожанов. Теперь и сонграйтер

Алексей Кожанов. Теперь и сонграйтер

(басист группы «Мельница» всё чаще проявляет себя в новом качестве)

 

 Он давно уже состоялся как профи. Выступал в самых престижных российских залах. Объездил с гастролями всю страну. И прочно укрепился в роли бас-гитариста «Мельницы». Однако в последнее время Алексей Кожанов всё чаще начал проявлять себя ещё в качестве полноценного автора, причём не только текстов (друзья знали, что он пишет приличные стихи – А.), но и мелодий.

 Хронологически. Сначала вышел сольный альбом «Басилай», затем появился «карантинный» опус «Сидим дома», а теперь вот неделя за неделей в сети выкладываются номера, записанной летом сессии, где песни Кожанова, весьма и весьма, кстати говоря, любопытные исполняет дуэт «SamOcean». И, судя по всему, останавливаться наш герой вовсе не собирается. В общем, тем для разговора накопилось. Тем более что появилась возможность сделать это живьём, в Тольятти. По предложению Лёши мы с комфортом расположились совсем недалеко от его дома, в месте, с которым связано достаточно много воспоминаний – на площади Свободы.

 

— С учётом того, что происходило в последнее время, ты сегодня совершенно точно попадаешь в категорию автор. В таком качестве мы с тобой, пожалуй, ещё никогда не говорили. С чём связано появление исключительно авторского материала? Хотелось бы понять мотивы.

— Давай попробуем по пунктам. «Басилай». Ну, раз ты басист, профессионально играющий на инструменте, раз у тебя дома на компьютере стоят профессиональные программы, то у тебя всё равно идёт накопление какого-то материала. Хотя бы для внутреннего пользования. Когда ты пишешь партии для каких-то групп, у тебя появляются идеи, порой совершенно не связанные конкретно с бас-гитарой. Принося в группу идеи относительно аранжировок, надо понимать, какие-то приходятся к месту, какие-то не принимаются. Они просто оседают, уходят в стол. Постепенно они копятся, и в очередной раз, не сумев закрыть ящик стола, начинаешь думать, что пора бы с этим что-то и поделать. Начинаешь отсортировывать. Что-то выкидываешь, о чём-то забываешь навсегда. Но что-то и остаётся. И вдруг, какие-то четыре такта превращаются в композицию, как это было с моей любимой вещью на альбоме «Небесный тихоход», доработанной буквально в последней момент.

— То есть ты хочешь сказать, что приходит время для того, чтобы всё лежавшее «в закромах родины», каким-то образом перелопатить и показать?

— Приходит время, когда ты столько двигался в профессии…, а профессия это всегда шире, чем просто игра на инструменте. Скажем, можно зацикливаться, быть каким-то упёртым барабанщиком, заниматься по восемь часов в день, потом приходить, записывать великим людям великие альбомы, но ничего не уметь делать за пределами барабанной установки. Поскольку всю жизнь занимался только этим. А тут работа над материалом – это уже другая жизнедеятельность. Ты не просто повесил бас на плечо, пришёл на репетицию, что- то там придумал, записал альбом, и дальше уже куришь в ожидании концертов. Тут приходится думать несколько шире. Вообще, как показывает история (улыбается – А.), именно среди бас-гитаристов больше всего тех, кто становится известными звукорежиссёрами, продюсерами. Потому что как-то изначально ты охватываешь и мелодию, и вокал, и гармонию. То есть следишь сразу за всем.

 — Между тем, все три проекта, о которых идёт речь очень разные. Соответственно, разные ставились и задачи?

— В «Басилае» мне было интересно спродюсировать всё от начала до конца. Поскольку на тот момент я не писал песен, то плясал от того материала, который был. Что было? Фрагменты какой-то музыки и маковская программа «Logic», дающая возможность пользоваться целым набором всяких «приблуд» — лупов и т.д. Решил наработать материала на пластиночку, развить те темы, что были в вариантах набросков. Определился с временными рамками. Плотно я засел за работу в мае 18 года, а уже в январе следующего года занимался окончательным сведением и мастерингом. А уж потом, даже обложку решил никому не отдавать, поскольку имея такого брата как мой (Пётр Кожанов – известный в Тольятти дизайнер), нельзя было чему-то не научиться. Хотелось сделать так, чтобы она нравилась самому.

— «Карантинный» клип

— Не стоит, правда, относится к нему уж как-то серьёзно. Это была хохма, придуманная за чашкой кофе.  Смотрел новости, наблюдая за тем, что происходит с коронавирусом. Появился строчка: «сидим дома», с вполне понятным отсылом к известному фильму «Один дома». Пришло понимание, что сейчас все начнут из дома что-то записывать и выкладывать в блоги разные фишки, снятые на фоне ковра. И появилась мысль, пока ещё нас не «накрыло валом», попробовать опередить, что-то сделать с группой «Мельница». Идею в группу закинул. Ответа не получил.  А тут, как раз надвигалось 1 апреля, и вроде бы был повод сделать что-то с юмором. Тогда обратился к Вове  (Владимиру «Платку» Коритичу, экс-лидеру «БН» – А.). Идею он поддержал, но придумал другую песню. Кстати, вполне себе получившуюся. Но я всё же не терял надежды, и написал Дэну Калашнику («NetSlov»). Думаю, ему, как человеку воспитанному, просто неудобно было мне отказать. Так, собственно, и получился этот номер, где звучит ещё и его голос.

— Ну, уж следующий выход – целую сессию твоих песен, записанных дуэтом «SamOcean» точно случайностью не назовёшь.

— Тут я, пожалуй, начну не с того, где и как это записано, а с ролика (достаёт телефон – А.), который сейчас покажу. Поскольку времена сегодня такие, что просто музыку уже никто не слушает, надо как-то её учиться подавать. Как минимум с каким-то видео. Я совсем недавно познакомился с творчеством чудесной группы «Vulfpeck» — это очень крутые американские фанкеры. Так вот у них очень интересная, свежая подача видеоматериала, включая даже тот материал, что они сняли на концерте в «Мэдисон Сквер Гарден» — одной из самых статусных мировых площадок, где отыграли все рок-звёзды первой величины. «Vulfpeck» сняли весь концерт одной камерой, практически одним планом. То есть человек ходил по сцене с айфоном, и, будучи в материале, понимая идею, зная, где у кого начнётся соло, снимал. Получилось безумно интересно!

— Лоу-фай съёмки сегодня вообще в тренде. Поскольку позволяют сохранить естественность, передать динамику и настроение момента.

— Один из лидеров группы Тео Кацман сделал сольную запись в обычном американском дворике  (демонстрирует видео – А.). Никаких искусственных декораций, тазики какие-то… Перед ним стоит прибор, стоимостью 200 долларов, на батарейках. На выходе мы имеем чудесный звук, поскольку это очень классный исполнитель, и какой-то простой цветастый задник. А смотреть безумно интересно!

— По сути, эта запись и стала для тебя триггером?

— Да, именно! Я понял, что хочу сделать именно вот такой лоу-фай. При этом исходил из нулевого бюджета. С такой идеей я приехал летом в Тольятти. Начинаю обследовать окрестности Речного порта, станции «Жигулёвское море», в поисках подходящего антуража. Закидываю вопросы всем своим друзьям, подключаю всех знакомых. Ищу подходящую натуру. В результате нашли классное место – турбазу в районе яхт-клуба «Дружба», где меня всё устраивало. Но вот только попасть на территорию мы не смогли. Закрыто, охраняемо. Затем появился вариант в Портпосёлке – отличный, аутентичный антураж, в духе обложки альбома великой группы «Crosby, Stills, Nasch & Young». И цвета, и даже, выгоревшие на солнце, порванные диваны, мангал, какие-то пеньки, на заднем фоне какая-то кирпичная стена – всё супер! Но в пятнадцати метрах – шоссе. И всё, записать что-либо качественно невозможно. Тем не менее, держа в голове ещё несколько вариантов, назначаем день съёмки. И дальше всё пошло уж вовсе не так как планировалось. На улице плюс 38. Артисты как люди занятые могут приехать только днём. И что от них останется, после получаса работы на солнце?! Тогда в дело пошёл план Б. Решили писать в помещении, для чего я параллельно объехал несколько фотостудий. И нашёл вариант совсем рядом, вон уголок её выглядывает (показывает рукой на здание, расположенное на Карла Маркса – А.). Арендовали её на несколько часов и приступили.

Алексей Кожанов

 — Проект в разгаре. Только что появилось «Zero» — видеоряд, которого составляют рисунки, сделанные Александрой Битловой (она же рисовала карантинный клип – А.), будет ещё один номер, как понимаю.

— Да, в четверг выходит ещё одна песня. Что касается наполнения «Zero», то идея моя. Изначально, признаюсь, хотелось сделать что-то в той чёрно-белой эстетике, в которой снят «Город Грехов», но поняли – физически не успеваем. Поэтому ограничились более простым вариантом. Я присылал Саше референцы, акцентируя внимание на том, что именно нужно нарисовать. Где-то требовалось просто срисовать. Как, скажем Кобейна или Вейланда. Там ещё присутствует и лидер «Alice in Chains», и лидер «Soundgarden»… Это такой поклон звёздам нашей юности, из 90-х.

— С точки зрения подхода — понятно, с точки зрения замысла – хотелось бы понять.

— То есть, перефразируя, зачем ты песен написал, Кожанов? (смеётся – А.) Это, в какой-то степени, расширение собственных возможностей. Когда ты столько лет находишься в песенной культуре, с хорошими авторами, то в голове всегда есть какие-то фразы, строчки, пара аккордов. Чаще всего ты на них даже не фокусируешься, а просто забываешь. Но в какой-то момент понимаешь, а какого хрена?! Почему бы не повозиться с песенным материалом?  При этом ты понимаешь, что этот материал нужно ещё как-то подать, а вокальных данных у тебя нет. Значит, нужно кого-то позвать, чтобы кто-то спел и сыграл. Собирать группу с клавишником, двумя гитаристами, барабанщиком – очень затратно. Всё это я проходил миллион раз, собирая группы. А можно упростить задачу и свести всё к фолку. Только не в том понимании этники, как у нас это принято. По-моему, фолк – это песни под гитару, это Трейси Чэпмэн, это Сюзан Вега. Что такое песня? Это – мелодия, гармония и вокальная подача.

— Страха не было выносить свои песни в публичное пространство? Не боялся, что не оценят, где-то похихикают, особенно собратья-музыканты?

— Я готов к такому повороту. Критики, что мы, даже в «Мельнице» всё делаем не так, мне хватает. Что любопытно в основном она прилетает от тех людей, с которыми, например, играл ещё во Дворце пионеров. А уж в этом случае, представляя собственный  материал тем более. Знаешь, я думаю, что любому критику постараюсь как-то ответить, если полемика будет происходить в публичном пространстве, на том же You Tube. Если совсем коротко, то мне совершенно не стыдно за сделанное.

— У тебя так сложилось по ходу музыкальной карьеры, что удалось поработать со многими интересными авторами. Здесь и Макс Котомцев, и Платок, и Калашник, и Хелависа…Понятно, что не в лобовую, но пусть каким-то образом, эти встречи, эта возможность наблюдать. Это общение – сказались на твоём авторском подходе?

— Совершенно однозначно, да. Просто не могло быть по-другому. На этом строится всё творчество в мире. Являясь активным собирателем биографий и автобиографий  музыкантов, я, к примеру, только что закончил книгу о «Пинк Флойд» «Блюдце полное секретов», и приступил к книге про «Роллингов». А без этого вообще никак! Не бывает так, что человек родился, смотрит в небо и к нему приходят какие-то темы, мелодии. Всё происходящее – переработанное, переосмысленное, накопленное в твоём собственном багаже. И чем человек талантливей, чем он глубже, чем он больше слушает музыки, чем больше через себя пропускает, чем он больше способен трансформировать интересные идеи – тем он, на мой взгляд, профессиональней, тем больше у него шансов как-то себя проявить.

— Что такое авторство вообще, в твоём понимании?

Тут многогранность какая-то присутствует. Те же ребята из «Пинк Флойд» прямым текстом говорят, что они больше архитекторы, нежели музыканты. Может именно поэтому они кучу идей и сумели развить?!

 И я в песенном проекте решил развязать себе руки. Решив попробовать себя не только в написании басовых партий. Это привычно, знакомо. Хотелось чего-то большего. Тем более что часто ловишь себя на мысли, когда разбираешь какую-то новую песню, что вот тут что-то не совсем нравится, и здесь бы что-то изменил — и тексте, и гармонически. Но понимаешь, есть автор, есть его взгляд, его подход. Так постепенно, из разных фрагментов и выросло желание сделать что-то своё. Ты не дашь соврать, со словом, я, в общем, дружу. Изложить свои мысли внятно труда не составляет. Другое дело, что до этого момента тех же стихов было не так уж и много. К тому же, как выяснилось, писать тексты песен гораздо сложнее, нежели писать стихи. В стихах ты толкнулся от ритмики и начал рифмовать: хочешь так, хочешь, в другую сторону. Сначала, естественно, появились мелодии, которые я потихоньку наигрывал на гитаре и тихонько напевал. В процессе сразу понимал – гласные просятся определённые, слога просятся определённые, тут нужно точно попасть в размер…Словом, мне потребовалось гораздо больше времени, нежели я мог предположить, приступая к работе. Но в целом, в сочетании фонетики с мелодией я всё, в конечном итоге, уложил так, как хотелось.

 — И как восприняли друзья-сонграйтеры?

—  Платок, кстати, провожавший меня на вокзале, отнёсся достаточно благосклонно. Оценив интересные гармонии и отнеся  сделанное ближе к тому, что делала группа «Квартал». Про «Квартал» я знаю не понаслышке, много поработав с ними в качестве звукорежиссёра. На мой вкус, это всё-таки больше лаунж, требующий соответствующего подхода в текстах. Я всё же несколько другие вещи пытался заложить в текстах.

 Дэн Калашник откликнулся одним из первых. Достаточно скрупулёзно разобрав одну из вещей. Не без критики. Вполне, впрочем, доброжелательной и корректной.  Речь шла, как раз, о «Брандо». Которую сам-то я не воспринимаю уж слишком серьёзно. Это скорее хохма на тему: ну, мы вам сейчас сделаем поп-музыку!

Сергей Вишняков («Мельница») при личной встрече поздравил с новым проектом, поинтересовавшись, почему я сам всё это не спел.

Мотя (Матвей Сигалов – известный самарский музыкант много лет живущий и успешно работающий в Штатах – А.), отреагировал наиболее оперативно. Он сразу отписался, подчеркнув, что для него это важная тема – подача дуэта. И сразу приступил к конкретным, предметным предложениям, что и где бы он сделал по-другому. Говоря об этом исключительно с профессиональной точки зрения. Мы достаточно долго проговорили, и это было очень приятно.

Для тебя реакция столь серьёзных людей имеет значение, важна?

Естественно. Я ждал реакции и оценки. Признаюсь, представлял, что реакция будет более динамичной. Кстати, хотел бы продолжить про Мотю. Зная за собой один «косячок». Он активно подключился к созданию номера «Брандо», который на тот момент не слишком нам нравился в акустике и имел ещё студийный набросок, где я чего-то играю на гитаре, Сёма играет (Семён Конов — гитарист «SamOcean»), и буквально за неделю сваял мне аранжировку, в которой гитара акустическая, гитара электрическая, маримба, вибрафон. Более того, созвонился с крутой лос-анджелесской студией, где вокалистка Ники Гонсалес прописала нам бэки. То есть буквально за неделю вещь расцвела, о чём в предыдущие три месяца я и не мечтал. Идея с американскими фильмами была в голове давно, а вот музыка там звучала совершенно иначе. Так что Моте – отдельное спасибо!

— Следующий шаг, исходя из логики происходящего, книга?

Если бы лежал какой-то нереализованный сюжет, с тринадцати лет, то можно было бы попробовать. А браться за труд «Я и бас» — это вряд ли (общий смех – А.).

Но авторские то права теперь в любом случае придётся оформлять? Чем чёрт не шутит, вдруг начнёшь жить с отчислений.

Отчисления идут только в случае публичного воспроизведения, а для этого нужно иметь профессиональную запись. Если вдруг какой-то из песен заинтересуется известный продюсер и захочет её вставить в фильм, то придётся организовывать приезд Семёна и Татьяны (Татьяна «Ocean» Лихачёва – вокалистка дуэта «» — А.) в столицу, чтобы перезаписать её  уже в профессиональной студии. Вот тогда точно нужно идти в РАО. А пока эти песни остаются в «любительской лиге». Насколько я знаю, с того момента, как твои вещи вышли на каком-то носителе, ты уже владелец прав. В общем, оформляться стоит тогда, когда к материалу появляется интерес: на песни начали делать кавера, их начали крутить на радио, на ТВ, исполнять на концертах.

— А сам процесс сочинительства затягивает?

— Затягивает. Но тут я столкнулся с тем, что мне некоторые вещи даются довольно трудоёмко. Я на своём опыте оценил, что такое сонграйтерство, в плане именно доработки текста. Такого, когда потом ни слова не выкинешь, встающего на место, как кирпич в стене. С мелодиями как-то попроще. Они крутятся в голове, надо только успевать их записывать. У меня, кстати, остались мелодии, к которым я не смог досочинить ничего толкового. Более-менее собранных было шесть, их и привёз.

 — Эти шесть вещей как позиционируются: просто сессия, они будут оформляться в виде альбома?

— Поскольку слово сессия фигурирует в названии роликов, то именно как сессия они и подаются. Потому что альбом сегодня практически утратил смысл именно как альбом. Для нас, тех, кто ещё помнит магнитокультуру, альбом – нечто изданное на физическом носителе. Здесь изначально речь о таком подходе не шла. Всё было сделано для того, чтобы было удобно слушать и смотреть эти песни на экране телефона. При этом я постарался, чтобы номера были связаны между собой: это снято в одно время, сделано одними и теми же людьми. Плюс всё и написано ещё в короткий временной промежуток – в течение полугода-года. Даже, если слушать внимательно, какие-то образы у меня перекликаются. Хотя, по стилистике, по музыке, по тексту, песни получились совершенно разные. Та же «Zero» ближе к гранжу, романс – это романс (все сразу поняли, о каком городе речь)…

— Нелогично было бы не спросить, почему выбор пал именно на «SamOcean»?

— Это был совершенно осознанный выбор. Красивые песни должны играть и петь красивые люди! К тому же я уже не первый год слышал самые добрые отзывы о «SamOcean». Это, действительно, музыканты очень хорошего уровня. Почему никого не позвал попеть в Москве? Причина проста – финансы. Просить знакомых людей за 40 поучаствовать в непонятном для них эксперименте, да ещё без финансовой составляющей, практически нереально. А тут я позвонил Саше Логинову и поинтересовался, насколько ребята отзывчивые на такие предложения. Вспоминая, что раньше, будучи моложе, и сам легко соглашался попробовать что-то новое. В общем, Саня помог, выступил в роли человека, порекомендовавшего меня. Он позвонил Семёну, и дальше мы как-то достаточно быстро обо всём договорились. Я отослал им материал, они его одобрили. Началась техническая проработка организации записи. Ведь надо было, чтобы одномоментно встретились в одной точке семь человек из разных городов. Включая, призванного поснимать на свою зеркалку Алексея Титова (экс-гитарист «БН» — А.). Саня Гремин подогнал оператора Влада Перовского, оказавшегося ещё и бывшим барабанщиком группы «Палач», отлично отработавшего, снявшего всё как надо. В результате, снимая с двух камер и двух телефонов, нам удалось получить достаточно много интересного материала для монтажа. А фотки, снятые в процессе работы Титовым (классный получился бэкстэйдж), я продолжаю выкладывать в instagram. Там даже целый цикл образовался: смешные подписи под фото. Я их называю алкологизмы.

По правде говоря, не ожидал, что мы сумеем записать и снять цикл полностью. В условиях ограниченного времени. Но всё получилось.

Алексей Кожанов

— Продолжение будет? Нам следует ждать следующих авторских историй?  

Пока не занимаешься плотно каким-то процессом, он видится тебе совершенно иначе, нежели тогда, когда ты в него погрузился полностью. Открываются какие-то «дверцы», которых ты не ждал, и наоборот, не случается то, на что рассчитывал. К первым, скажем, отнесу звонок и включение Моти. Мне кажется, ему самому понравился наш своеобразный мозговой штурм и быстрый результат. Я уже закинул удочку, с тем, чтобы ещё одну песню, которая явно должна прийтись ему по душе, мы тоже сделали с ним. Так что продолжение непременно будет.

Мне было важно поставить точку, выпустив «Басилай». Я очень рад, что удалось реализовать этот песенный проект, где песни мои от начала и до конца. Теперь где-то в резюме сейчас могу спокойно писать: сонграйтер. А в целом, в части авторства, я только начал тренироваться, входить во вкус.

 

Please accept YouTube cookies to play this video. By accepting you will be accessing content from YouTube, a service provided by an external third party.

YouTube privacy policy

If you accept this notice, your choice will be saved and the page will refresh.

Алексей «Алекс» Орлин

Алексей "Алекс" Орлин

Алексей "Алекс" Орлин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *