постер

Фирменный, КуЛаевский…

Казанский «КуЛай» попотчевал очередным треком. И такую формулировку, пожалуй, можно использовать без особой натяжки. Вся штука в том, что казанцам, странным образом, удаётся делать вещи, которые нынче мало у кого получаются. Запускайте, на любой платформе, плейлист российских групп, слушайте, не открывая названия команд, чтобы убедиться, как много составов практически не отличимых друг от друга. Мало того, что многим не о чем петь, они буквально вымучивают, выдавливают из себя очередную реинкарнацию давно перепетого, так ещё и подача часто стандартна и не интересна. И ты слушаешь очередную бессмысленную белиберду, и понимаешь, как ценны попытки сделать что-то иначе. У «КуЛая» получается не только «ловить смыслы», но ещё и находить форму под них.

Как всегда подчёркивает один из идеологов группы, активно продвигающий её в мир, гитарист Айрат Галеев – музыкальная часть создаётся совместно. И всё же, наблюдая за участниками истории уже много лет, безусловно, выделю, влияние на происходящее главного сонграйтера «КуЛая» Эдика Фазульянова. Человек, написавший главные хиты «золотого состава» «Волги-Волги», умеет тонко чувствовать нюансы материала, подходя к его «компоновке» не только бережно, но и со вкусом. Там где кто-то попытался бы двинуться напролом, Эдик предпочитает «ажурную вязь», вплетая инструменты в общее полотно так, чтобы каждый из них сыграл свою роль точно и в нужной пропорции. Это чувство меры и такта, не только музыкального, но и человеческого, в представленном недавно публике «Этюде» — проявляются в полной мере. Фазульянов прекрасно понимает, где сделать гитарное сдваивание, а где сыграть фрагмент перебором, и как вписать сумасшедшую, изменённую губную гармошку! У «КуЛая», что тоже встретишь не часто (недавняя наша «АКУСТИКА» лишь утвердила в этом), всегда очень подробно просматривается перкуссия. То есть Дмитрий Артамонов не «шарашит» по своему набору от души, но ведёт внятную, чёткую ритмическую линию. Да, в акустическом проекте, каким является «КуЛай», его работа далеко не так выпукла, как это происходит с электрическими составами, не столь очевидно выполняет функцию «цемента», но совершенно точно задаёт ритм и не является лишь «декором».

На этот раз, казанцы использовали стихи своего давнего друга, увы, ушедшего из жизни Владимира Сухарева. И они не цепляют даже…обжигают. Столько в них безысходной, вселенской грусти: «Холодно на свете, братцы, оставаться одному». Многие из нас, наверное, переживали состояние вселенского одиночества, но не каждый сумел это выразить. И уж совсем горько звучат строчки припева: «Я на дне колодца, я и моё солнце».  И, казалось бы, с учётом всего происходившего, должно оставаться чувство безысходности, но нет. Музыканты «собрали картину» так, что ты испытываешь скорее чувство светлой грусти. И это тоже – никак не обозначить «лобовым наскоком».

Среди нюансов, делающих «Этюд», невозможно не отметить вокал Фазульянова. Он, пожалуй, не слишком и поменялся со времён «Волги-Волги». Ведь и там (достаточно только вспомнить сольный выход с «Ё-моё», как мурашки по телу), он проявлялся ярко. Просто в шоу-составе есть много других способов влиять на восприятие, да и поющих было достаточно. В «КуЛае» другая нагрузка, иные приоритеты. И проникновенная манера Эдика, бережно «обрабатывающего» голосом каждый смысловой фрагмент текста, – важная составляющая группы.

Наверное, не слишком правильно говорить, будто «КуЛай» штампует отличные треки один за другим. В музыке это достаточно сложно. Непременно будут и проходные песни, и не слишком удачные номера. Без этого редко кто обходится. Но то, что на данном этапе треки получаются один к одному – на мой взгляд, показатель зрелости и накопленного опыта.

От «Этюда» невозможно оторваться. Я слушал его, и начинал слушать снова. И это – сто процентов – фирменное, узнаваемое, КуЛаевское.

Алексей «Алекс» Орлин

Обложка: Макс Журавлёв      

Автор

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.