Ренат Натфуллин: «На сцене — я живу!»

Ренат Натфуллин: «На сцене — я живу!»

(интервью с лидером группы «Четыре Квартала»)

Мы не виделись «живьём» давно, хотя, разумеется, постоянно на связи. И от этого ещё возникает странное ощущение, вроде бы все новости известны, а чего-то главного во всём этом нет. А, главное заключается, пожалуй, в том, что лидер группы «Четыре Квартала» Ренат Натфуллин меняется, взрослеет, раскрывается совсем иначе, нежели это было несколько лет назад. В том числе, с его точки зрения, это происходит под влиянием постоянных гастрольных поездок, дающих возможность увидеть не только мир вокруг, но и понять что-то важное про себя самого. Собственно, и на сей раз поводом стало событие – тур группы по девяти российским городам в рамках фестиваля «Рок на колёсах». Который запланирован был на весну, но состоялся только осенью. По всем понятным причинам.

 — Самое удивительное, с моей точки зрения, заключается в том, что фестивальный тур, пусть и перенесённый, вообще состоялся. Особенно с учётом того, что задействовано было сразу несколько групп, а, значит, приходилось решать больше организационных вопросов.

— Согласен. А произошло это, в том числе, потому что группы, которые принимали участие в фестивале, совсем не любительского уровня. Все они хотят двигаться, показывать свой материал. Никого не приходилось уговаривать.

— Кому принадлежала идея проведения такого, достаточно необычного феста?

Идея принадлежала нам. Родилась она из опыта, из того, что удалось подсмотреть во время поездок на самые разные фестивали. Не открою ничего нового, если скажу, что в каждом городе — свои герои. И цель любого феста, в первую очередь, продвигать именно своих. Мы же постоянно оказываемся где-то там… на акустической сцене, где минимум народу. В общем, нам хотелось сделать историю, в которой всё было бы несколько иначе. Действовать решили вместе с «Чемоданом Гризли», с которым познакомились на «Ариэль-фесте». Когда начали продумывать маршрут, то выяснилось, что в Ижевске, к примеру, все даты практически забиты. Вот тут мы, как раз и решили обратиться к известным местным командам, таким как «Сны африканца», «Трали-Вали», понимая – вместе нам будет гораздо легче вписаться. Так и поступили.  Почти в каждом городе тура мы приглашали к участию известную местную группу. Понимая, что нужно привлечь публику. А на своих — точно пойдут!

— Получается, промоушен-ход в чистом виде.

Мы этого и не скрываем.

— Хотя, думаю, везде всё происходило по-разному, и всё же, как принимали?

Ты прав. В той же Москве зрителей было немного. И это вполне объяснимо. Слишком большой выбор. Слишком много событий. Плюс нынешняя ситуация. Люди напуганы происходящим. Заходишь в клуб и первое что слышишь от охранника: «Наденьте маску». Это, конечно, напрягает.

— По-моему, это вполне объяснимо сегодня.

Разумеется. Я и не спорю. Просто говорю об эмоциях. Что касается других площадок, то, скажем, в Ярославль я просто влюбился! Во-первых, народу было…

— Большой клуб?

— В том то и дело, что нет — пельменная! Когда ехали, я думал: «О, круто, мы докатились наконец-то до пельменных!» Оказалось, что там пельменная находится рядом с баром, в одном помещении. В восемь часов столы раздвигаются, выкатывается аппарат и начинается рок-н-ролл! В чём кайф? Это – центр Ярославля, окна, люди идут мимо, тусуются, видят происходящее, заглядывают «на огонёк». Плюс, хороший звук, отличный директор Паша Зарослов. Тёплое, душевное отношение к музыкантам. Во Владимире, кстати, тоже было здорово. Но выделяю именно Ярославль, потому что была возможность ещё и погулять по городу. Мы сходили на стрелку, на Волгу. Очень классно! Я себя комфортно чувствую в таких городах, где история на каждом шагу.

Ренат Натфуллин

— Между тем, турами тебя не удивишь…

—  Это уже стало традицией. Начиная с 15-го года, мы действуем по такой схеме: сначала едем в поддержку альбома, потом с презентацией альбома, затем переключаемся на акустику.

— В таком случае, есть смысл рассказать об отличиях нынешнего фестивального тура, от поездок ваших только своей группой.

Ну, во-первых, были города, в которых мы ни разу до этого не выступали. Если Стерлитамак, Москва, Уфа – маршруты привычные, как и стартовый выход в родном городе, то в Ижевске, Ярославле, Владимире, Глазове мы ещё не играли. То есть постепенно расширяем географию поездок. Это очень важно.

— Помню, на тебя сильное впечатление произвёл тот факт, что уже во время первых вылазок публика знала твои песни.

Так инет. Сегодня всё доступно.

— Но ведь и выбор огромный! А знали они именно ваши песни!

Всё приходит с опытом, начинаешь понимать важность маркетинга (смеется – А.) Приходится готовить каждую поездку. Для начала находишь наиболее популярные паблики в городе, где предстоит выступать, и размещаешь там информацию, рассказывающую о предстоящем концерте.  Приходится тратиться, но, что делать?! Сегодня люди хотят чётко знать, что им предстоит увидеть. В зависимости от того, что близко конкретному человеку. Зачем ему, допустим, панки, если он любит  хард-рок?! Любопытно наблюдать, как меняется публика. Если первый раз, например, в Арзамасе была исключительно своя (для конкретного клуба) публика, то сейчас было много совершенно другого народа. И меня это очень порадовало!

— Мерчем вашим не интерсовались? Те же парни из «Волги-Волги» рассказывают, что у них его требуют всегда. Вроде бы всё сегодня есть в сети, но люди хотят диски, футболки, кружки…

— Вот у нас, как раз всего этого нет. Дисков было штук десять. И то половину просто подарили. Удивительно, но есть люди, которые коллекционируют диски. Мне, например, в Тольятти один человек показывал залежи дисков, среди которых нашлось абсолютно всё, что мы когда-то выпускали, начиная с первого альбома «Созидального исхода». Кстати, просил его поделиться одним альбомом. Не дал! Это же коллекция!

— К финансам тур не имеет никакого отношения?

А вот и нет. Мы уже играли не на процентах. В некоторых случаях был гонорар. И, если честно, то мы практически на пол-альбома заработали.

— Удивил.

Смотри, какая штука. Мы не предлагали на этот раз просто концерт группы «Четыре Квартала». Да, «Сны Африканца», «Трали-Вали» не играли во всех городах. Но весь тур мы проехали вместе с «Чемоданом Гризли». Шамиль (Шамиль Юмадилов – лидер «Чемодана Гризли» — А.) нас поддерживал во всём! Тут есть смысл снова сказать о маркетинге. Когда ты предлагаешь концерт малоизвестной группы «Четыре Квартала» — одна история, и совсем другое, когда речь идёт о фестивале.

 С Шамилем вместе – было здорово! Он играет такой стендап-панк. Выходит такой, в костюмчике (пиджачок на голое тело) и начинает представление. Своими диалогами, разгоняя действо. А потом выходим мы и «дожимаем».

Людям это нравится. Они пришли на концерт и увидели два совершенно разных стиля. И, конечно, при таком раскладе, гораздо легче на контакт идут арт-директора: «О, фестиваль, совсем другое дело». То есть надо учиться делать события.

— Ты успел покататься с разными составами: с Максом, с Димой. Второй год вы уже выезжаете втроём: ты, Сергей Щербинин, Андрей Викторов. Как проявляют себя парни? Насколько ты ими доволен?

У нас не было проблем во взаимоотношениях. Если ты это имел в виду. Это важный момент. Поскольку каждый тур я готовлю примерно полгода. Это разговоры с арт-директорами, встречи, контакты, афиши, логистика (город за городом). Если начнёшь подготовку за три месяца, то многие, удобные, нужные тебе даты оказываются забитыми. Нам же нужен не просто день, а именно выходные. Иначе нет никакого смысла. Плюс, нужно продумывать, чтобы «плечо» было удобным: если Пермь, то, значит, логично «прицепить» Ижевск, и так далее. И, конечно, если вдруг что-то происходит с кем-то из участников, то это может серьёзно осложнить выполнение задуманного. Тем более такая опасность была в этом, таком «нестандартном» году. Но всё обошлось.

А, вообще, многое завязано на человеческих отношениях. Которые уже выстроились. К примеру, в Стерлитамаке есть клуб «Артель» — с кайфным звуком, всё просто очень круто звучит. Играют там, в основном, кавер-группы. Но, поскольку директор к нам очень тепло относится, зная – мы дадим качество, то для нас всегда находится время в плотной афише. Как я могу подвести людей, которые мне доверяют?!

Совсем недавно один очень известный тольяттинский музыкант сказал мне буквально следующее: «Если бы я хотел стать рок-звездой, я бы ей стал! Но меня совершенно не устраивают все эти туровые истории: постоянное движение, перемещения из города в город. Я не хочу такой кочевой жизни!»

— Думаю, так не надо говорить. Это такое везение…

— Не дал мне закончить вопрос. У вас, помимо музыки, есть работа, которая приносит деньги. То есть не было внутренней готовности с головой уйти в рок-н-ролл? Или это совершенно осознанный выбор: есть жизнь, есть музыка, и они идут вместе, но при этом развиваясь как-то параллельно?

— Давай так. Про смыслы. Про то, что такое музыка, и чем люди жертвуют. Музыка в наше время – это продукт. Как вот этот, лежащий передо мной, сотовый телефон. Его продажи зависят от того, насколько он круче предыдущих моделей, какой у него функционал, насколько он внешне стал привлекательней. По тем же законам работает шоу-бизнес, где надо постоянно подстраиваться, чутко реагировать, смотреть за тем, что популярно, чтобы сделанное тобой активно продавалось. Расчёт на 18-19-летних. А есть ещё, назовём их так, песни для души. Их то мы, как раз, и играем. Прекрасно понимая, что они вряд ли соберут стадионы и большие залы. При этом они обязательно будут нравиться каким-то определённым людям. Из разных поколений. И тут тебе предстоит решить – будешь ли ты прыгать во всё это с головой: уволившись с работы, отказавшись от налаженного быта. Вполне возможно, скоро ты будешь потреблять доширак, и кусать локти. Я не хочу разочарований! Поэтому я работаю на заводе, получаю зарплату, покупаю себе хорошие гитары, примочки, записываю альбомы. Потому как запись альбома и издание его на приличном лейбле – это сотка. Даже с учётом того, что ты его будешь записывать в Тольятти. Про столичные цены даже говорить не буду. Ясно, что всё гораздо дороже.

— Я сам не знаю, как правильно. Но не мог об этом не спросить. И уверен, каждый в этом случае выбирает сам.

— Я, кстати, знаю музыкантов из очень известных российских команд, которые играют на «Нашествии», но своих работ вовсе не бросают.

— По-большому счёту, всё идёт нормально. Когда за 10-15 лет из города выходит на более высокую орбиту пара-тройка команд, то это вполне нормально! Поясню. Массе тех, кто начинает дёргать струны в определённом возрасте, просто не надо становится «звёздами» и «кумирами». Им просто нечего сказать.

Это другие правила игры.

— Не только правила игры. Часто им нечего предъявить миру. Поскольку для того, чтобы что-нибудь сказать, надо что-то иметь за душой. По правде говоря, даже у ведущих наших команд, есть проблема с материалом.

Я бы давно с этим делом завязал, или спустил на совсем-совсем низкий уровень, чтобы тешить своё самолюбие, играя в двух-трёх клубах в год, в Тольятти. Если бы я не был уверен в материале! Я смотрю на реакцию людей, смотрю на то, о чём говорят со мной после концерта. И понимаю, это востребовано! Речь не идёт о каких-то супер гонорарах. Я о своей нише. Как всё это взять и бросить?! И потом, признаюсь, я настолько привык к этим туровым историям, что без них меня ломает.

— То есть всё приходит вовремя?

Фишка в том, что с возрастом ты понимаешь, что не можешь и не должен делать плохо. И ещё ты осознаёшь, зачем ты всё это делаешь. Что такое рок-н-ролл в наших условиях? Для меня это – клуб, сцена, и возможность 40 минут жить на ней. То, что мы тут у себя на репетициях… это просто музицирование. Рок-н-ролл – это, когда чужая публика. Потому что если ты ломаешься, тебе говорят, что всё как-то не так, то это означает — время работать! А, вообще, всегда время работать над собой. Мне в своё время Раф Салахутдинов (лидер «Формулы 10/20 – А.) сказал золотые слова: «Не надо никого удивлять. Удиви себя!» То есть, сядь на диван, сыграй песню, и пусть она тебя заведёт! Поэтому ты выходишь на сцену, ты вырубаешься, ты 40 минут дышишь!

Ренат Натфуллин

Мэтр Гурьев в одном из интервью как-то заметил, что рок-н-ролл – никакая не стилистика, а месседж.

Это состояние духа! А посыл – твоё выступление. И если ты горишь, то всё равно кого-то зацепишь! А если вышел отбыть номер – всё мимо. Главная задача концерта – сделать публику твоей. И насколько ты «заберёшь» её, настолько это и случится. В последние годы пришло понимание, что мы ездим для того, чтобы, как говорил Балабанов, найти своих!

Сменим тему. Когда мы договаривались об интервью, ты говорил о том, что «по горячим следам» хотите что-то записать.

Мы писали барабаны. Хотелось сохранить настроение.

— Это уже материал для нового альбома? 

—  Да, прописали шесть вещей. Днями Сергей будет записывать бас. Подчеркну, что после «Дуэли» мы понимаем, что планка поднята. И хотим продолжать движение в этом направлении. Новые вещи должны по уровню быть сильнее сделанного раньше. Иначе, зачем?! Совершенно нет желания из года в год показывать старый материал.

— Класс. Тур закончен, но жизнь продолжается!

Да нет! Тур не заканчивается: он, как начался в 2015 году, так меня до сих пор и несёт. Я сижу дома, пишу, играю, готовлюсь к очередному «прыжку». Потому что если его не делать, теряется смысл. Никакая выкладка в сети ничего не даст, пока ты не покажешь на сцене, что умеешь. Только потом тобой станут интересоваться, следить за тем, что ты делаешь, искать клипы. Всё связано.


Алексей «Алекс» Орлин

Алексей "Алекс" Орлин

Алексей "Алекс" Орлин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *