НАМГАР

Дыхание степного ветра

(послевкусие от концерта группы «НАМГАР»)

Сомнения в ожидании

Признаюсь откровенно, до последнего момента сомневался в том, стоит ли идти на этот концерт. Нет, из послужного списка было понятно, что люди в группе «НАМГАР» мастеровитые.  Гастроли по миру, совместные работы с музыкантами из разных стран, альбомы, записанные в том числе, с джазовыми музыкантами, да и авторитет создателя («родителем» команды считается Артур Пилявин из «Квартала») – всё на месте. Но, ведь мы же на концерте не пресс-релизы слушаем, а живых  людей. И тут вступали в действие сильнейшие эмоции, полученные пару лет назад на концерте Альберта Кувезина и группы «Хартыга». Пока не столько про смыслы, сколько про «исходные данные»: в обоих случаях – вроде бы этника, обрамлённая достаточно жёсткой гитарной подачей. Вот только мужчины покорили голосовой мощью – способной запросто ввести в транс. В случае с «НАМГАР», где на первом плане фронт-вумен Намгар Лхасаранова, не было уверенности, каким образом ей удастся, исполняя песни на бурятском, достучаться до зрителя. И ещё почему-то, жила внутри опаска — этакого бесконечного и монотонного степного  жизнеписания, которое органично для тех, кто впитал этот объём и простор с молоком матери (а Намгар родилась на стыке Бурятии и Монголии) и трудно усваивается тем, кто всю жизнь прожил в большом, индустриальном городе.

 Сознательно не стал ничего слушать заранее. Решив, что эту «картину» мы будем писать вместе, здесь и сейчас. И пора уже начинать. Зрители в сборе (не аншлаг, но и вовсе не пустой зал). Музыканты на сцене. Третий звонок. Поехали.

Ломая стереотипы

 Первые аккорды. Первые нотки, взятые вокалисткой. Сложная форма. Уже после, анализируя построение программы, стало понятно, что Намгар хотелось сразу показать «товар лицом». Старинная бурятская песня, построенная как благодарность отца родственникам и друзьям за проведение свадьбы (средняя численность 400 человек), самой формой позволяла поиграть темпом и ритмом. Каскады переходов, изощрённая аранжировка «накрыли» сразу. Единственное, что пытался ну отпускать и не упускать ни на минуту – голос главного человека в группе (она её именем, собственно, и названа). И услышанное в первые минуты скорее насторожило. Голос показался слишком пронзительным и резким. При том, что с музыкальной точки зрения всё выглядело и завлекательно, и многослойно. Впрочем, торопиться с выводами не стал. И правильно сделал. Ибо, уже начиная со второго номера, Намгар преобразилась. Возможно, ушло волнение. Может быть, просто втянулась. Благо опыт у неё достаточно большой, если смотреть на послужной список. Словом, сквозь музыкальный рисунок начал проявляться голос, в котором не напряжение и сталь, но нежность, лёгкость, воздушность. И дело тут, с моей точки зрения, вовсе не в содержании той или иной песни (тематика их понятна: любовь, отношения с близкими, родные просторы), а именно в изменении тональности подачи. Намгар – это не крик, Намгар – это широкая палитра «красок»,  позволяющих создавать столь выпуклые образы, что даже не зная языка, ты вполне себе легко понимаешь, что волнует героиню. А Намгар, постоянно общаясь с залом, помогает понять, о чём идёт речь. Ибо каждую песню вокалистка сопровождала историей.

Почти позабытая искренность

 Это было удивительное ощущение. Простая бурятская девушка, пасшая с отцом стада, влюблённая в родные края, спустя годы на сцене, не растеряла того, что сегодня практически не встречается вовсе. Когда Намгар рассказывает свои истории – простыми словами, иногда трогательно сбиваясь, это выглядело так,  будто вы разговариваете вдвоём, на кухне. Доверительно. Спокойно. Без какого бы то пафоса, который, так или иначе (пусть даже в мелочах), проявляется практически у любого исполнителя, привыкшего к большой сцене. У Намгар этого нет абсолютно. Отсюда и степень доверия, устанавливающаяся между ней и залом. Подкупает и трепетное отношение вокалистки к музыкантам группы. А ещё – простое и лёгкое объяснение тех инструментов, которые используются на сцене. Как это было с ятагой: «Да вы  знаете этот инструмент, на нём гейши в Японии играют». И сразу, нет вопросов. Видели. Слышали.

Те, без которых…

Главная опасность, существующая для музыкантов, выбравших подобную стилистику, не скатиться к однообразности. Группе «НАМГАР» это удаётся более чем. В концерте практически не было вещей, которые были бы похожи одна на другую. И это мастерство участников и тонкий, вдумчивый подход к аранжировкам. А отсюда уже и набор инструментов.

 Главная фигура здесь – умело меняющий бас на чанзу, сподвижник и муж вокалистки Евгений Золотарёв. Он же – активно помогает на бэках. Держится в тени, но видно по ходу действа, что вокалистка ориентируется на него, находится с ним в постоянном контакте.

 Скрипка от Геннадия Лаврентьева – украшение палитры «НАМГАР». Её звучание вносит те самые нежные и пронзительные штрихи, которые органично переплетаются с голосом Лхасарановой. Не случайно, Намгар отметила, что москвич Лаврентьев, как мало кто чувствует музыку Востока. А для этого – мало просто хорошо играть. Придумать нельзя. Можно просто раствориться. А ведь Геннадий ещё и за акустическую гитару отвечает. И делает это мастерски.

 Выходец из Сибири, специалист по горловому пению, занятый и на бэках, барабанщик Алексей Баев, как любой нормальный барабанщик, любит оторваться «по-полной». А тут, с учётом сложности аранжировок, ему приходится очень внимательно следить за состоянием ритмического «каркаса». А в отрыв он ушёл на сольном выходе (традиция!), ровно половину из которого отработал…без палочек, просто руками. Отработал не на перкуссии, на установке. Впечатлило.

 Гитарист Тимур Золотарёв держался скромнее других. От него не требовалось что-то слишком уж ярко  сольно «рисовать», зато было много очень интересной и профессиональной работы внутри каждой композиции.

 И ещё важный момент. Вместе с людьми за пультом удалось создать саунд, в котором достоинства музыкантов и вокалистки выглядели частью общего. Я бы тут говорил даже о не прозрачности звука, но именно о нахождении баланса, необходимого конкретному составу.

Заряд на несколько дней

Бывают концерты, когда к концу первого отделения ты уже вовсю ждёшь перерыва. На концерте «НАМГАР» поймал себя на мысли, что легко бы никуда и не уходил, а продолжал соприкасаться с миром, с частями которого столь трепетно знакомит Намгар. Впрочем, перерыв настроя не сбил. Ни у зрителей, ни у музыкантов. И вместе попели, и отпускать не хотели, и цветы дарили, и на бис уговорили сыграть. И внутри осталось ощущение от прикосновения к чему-то радостному, светлому.

 Так что это был правильный выбор. Стоило рискнуть, чтобы увидеть и услышать «НАМГАР». А потом – не расплескать услышанное.

Алексей «Алекс» Орлин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.