Роберто Морбиоли

Островок блюза в зимнем городе

(впечатления от концерта Роберто Морбиоли)

Когда на улице снег

 Ну, в самом деле, что может быть лучше, нежели отправиться по зимнему городу на концерт, где тебя ждёт музыка, которую невозможно слушать спокойно?! Тем боле, что и сам город, присыпанный чистым снежком, преображается: даже в Центральном парке начали растягивать гирлянды, а у «Весны» так появился целый праздничный городок. Нет, конечно, это ещё совсем не праздник, до него ещё достаточно далёко, но предвкушение, как известно, часто гораздо волнительней и приятней, чем даже само событие. Тем, пожалуй, и хороши декабрьские концерты, что они, если ещё удачны, вписываются в общую канву ожидания самого главного праздника Нового Года.

Не каждый, кстати, концерт в филармонии собирает такое количество действующих музыкантов, как концерт итальянца, уроженца Вероны, потомственного музыканта, отчаянного блюзмена Роберто Морбиоли. Парни (гитаристы, басисты, барабанщики из разных тольяттинских групп) скорее всего не являясь уж супер знатоками того, что делает Роб Мо (именно так его зовут в музыкальном мире)  пришли лично убедиться в том, что всё написанное и сказанное о нём накануне концерта, правда. И Роб постарался их убедить.

Пляски «на острове»

Если кто-то подумал, что островок блюза – плод фантазии автора, так он ошибается. Речь идёт о совершенно конкретном образе. Дело в том, что на сцене музыканты в буквальном смысле создали себе небольшой круг – островок, совершенно отчётливо огранивающийся вкруговую мониторами. И в этом круге, во-первых, и происходило основное действо, за исключением тех моментов, когда Роб выдвигался ближе к партеру, а во-вторых, минимальный состав (гитара, бас и барабаны) как-то очень компактно не просто вписался, но и комбинировал именно на этом островке. Признаюсь, именно такое вот расположение видел на сцене не часто. Ну, по всей видимости, итальянцам так было удобней взаимодействовать, не растворяясь на большой сцене. Впрочем, и это тоже достаточно быстро перестало иметь смысл, поскольку заговорила гитара Роба. И сразу стало очевидно, почему его считают большим американцем, нежели многих из тех, кто живёт и вырос в Америке. У Морбиоли – уверенная, агрессивная, очень мужская гитарная подача. Нет, он не «терзает» инструмент (за весь концерт подстраивался всего-то пару раз), но и не гладит его. Он уверенно держит «весло» и «поливает» не по-детски. Совершенно не хочется применять штампов, типа, его гитара проговаривает слова (это можно сказать про сотни гитаристов в мире), но Роб делал своего «канадца» (на сей раз, как быстро выяснил мой сосед Гоша Иванов, он играл именно на канадской гитаре) абсолютно управляемым. Это именно тот случай, когда инструмент не живёт свое жизнью, он точно выполняет «приказы» владельца, чётко понимающего, чего именно хочет добиться в том или ином номере. Они, кстати, были разными. В первом отделении Морбиоли показал достаточно много вещей собственного сочинения, легко переходя с английского на итальянский. В основе, разумеется, блюз. В большей степени, горячий, то есть достаточно экспрессивный и энергичный. Хотя была и парочка классически медленно-распевных мелодий, по всему было видно – во всяком случае, на этом этапе, Робу гораздо более по сердцу энергичные, заводные темы.

Как любой большой музыкант (а в отношении Роба этого просто нельзя не признать, услышав буквально пару номеров), Морбиоли абсолютно свободен не только в выборе подачи, но и расширении стилистических границ. Взял, к примеру, и «бомбанул» самое что ни на есть классическое буги-вуги. Важно, что тот, кто не был на концерте, понимал – Роб не только классно играет, он ещё классно поёт. В той тематике, что был им для себя выбрана, Морбиоли, практически безупречен. У него голос настоящего итальянского мачо: с хрипотцой, но не хриплый, не сказать, чтобы высокий, но позволяющий в случае необходимости переходить на фальцет. В общем, голос мужчины в самом соку. Уверенного, активного, любящего мир вокруг и женщин в нём. Это подкупает, располагает к себе, вызывает симпатии. И это всё в спокойном, органичном режиме, без выпячивания.

Пресс-клуб

  Чем хороши концерты настоящих музыкантов, так ещё и тем, что в перерыве есть желание и повод говорить именно о происходящем на сцене. С Димой Рахманкиным, Ромой Клюковским, Гошей Ивановым мы весь перерыв говорили именно о событиях первого отделения. Были некоторые разночтения относительно того, как всё звучало. Но в целом, преобладала точка зрения – всё звучит очень пристойно. Мы так с Ивановым, находясь в центре зала, так и вообще считали саунд практически идеальным. И, что тоже является показателем, никто из собеседников не собирался покидать филармонию.

Раствориться в блюзе

  У мастеров такого уровня как Морбиоли, второе отделение призвано «обратить в свою веру» последних сомневавшихся. Начав второй выход с душевного «медляка», Роб быстро переключился в знакомый регистр. В дело пошли проверенные временем хиты. Один круче другого. В регистре: от тяжёлого блюза до настоящего, ураганом сносящего крышу, рок-н-ролла. Роб, чувствуя отдачу зала, заводился всё больше, выжимая из гитары максимум. И ту стоит сказать о том, что любой мастер нуждается в тех, кто помогает без напряжения реализовывать задуманное.

Басист Стефано Даллапорта, игравший, кстати, на гитаре Андрея Караблина (возить бас по стране достаточно проблематично), весь концерт демонстрировал, как разнообразно может звучать инструмент. Обладая интеллигентной манерой подачи, Стефано умело закольцовывал темы, там, где это было нужно, играл сольные «проходки», коли этого требовала аранжировка, но главное – постоянно был собран, внимателен, понимая основную задачу – дать высказаться и проявить себя лидеру. А ещё поддерживал Роба бэками. В некоторых моментах они были очень нужны. В целом, получилась, на мой вкус, образцовая работа басиста.

Барабанщик Серджио Ратти, как это и должно быть, отвечал за устойчивость «каркаса». Это приобретает особую актуальность, когда инструментов всего три, а чисто блюзовой «линейкой» дело вовсе не ограничивается. С задачей Ратти справился. Более того, во время традиционного,  хотя и не слишком продолжительного соло, он играл, будто напевая про себя мелодию (трактовка Гоши Иванова – А.), то есть музыканты могли вступить с любого места. Другими словами, вся тройка играла в команде, помня, сколь опасно «разъезжаться», и соблюдая расписанные роли.

Роберто Морбиоли

Апофеозом вечера можно считать «Hallelujah I Love Her So» Рэя Чарльза. Мало того, что Роб выявил в зале наиболее активно поющего (им, естественно, оказался Гоша Иванов), так ещё и попросил включить свет, чтобы видеть человека и попеть вместе с ним. К радости своей и публики. И уж совсем последним штрихом, поставившим в программе жирный восклицательный знак, стала проходка Роба по всему зрительному залу: от партера до галёрки: он шёл с гитарой, играя, останавливаясь перед отдельными рядами, комментируя происходящее. Хороводы вокруг партера я в филармонии видел в прошлом декабре, в нынешнем — новый фрагментик «в копилку».

Открывая для себя

Для меня Роберто Морбиоли – открытие. Далеко не на каждом концерте ты чувствуешь мурашки. Здесь такой момент был. Так что, будьте внимательны, и если в следующий раз увидите в афише – играет Роберто Морбиоли, не сомневайтесь, собирайтесь. Он того стоит!

 

Алексей «Алекс» Орлин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.