«Зажигалка» с тромбоном

(по следам концерта Алевтины Поляковой)

 

Держаться корней

 

 Конец февраля. Суббота. Сумерки срослись с неуютной хмарью. Под ногами — привычно-традиционная для этого времени года в наших реалиях – чавкающая каша, в других местах называемая тротуар. Темный, серый город, засыпаемый дождём со снегом. Движемся туда, где, кажется, чуточку больше света. Не слишком многолюдное фойе филармонии. Сразу понятно, что вскорости и подтвердилось, аншлагом не пахнет. Полупустой зал. На сцене — расстановка инструментальных позиций под большой оркестр. Ну вот, собственно, всё практически готово к концерту тромбонистки и джазовой вокалистки Алевтины Поляковой.

Признаюсь, я очень люблю именно такие концерты. Когда приходят не те, кто считает необходимым засветиться, скажем, на концертах матёрых звёзд, а те, кто искренне интересуется реальным положением дел. В данном случае на джазовой сцене. Здесь обращают внимание не на мишуру. Готовы простить получасовые паузы вкупе с получасовым же первым отделением. Способны слушать внимательно, хлопать в такт, узнавать композиции  по первым ноткам и благодарить музыкантов за каждую классную «проходку»…

Конечно, Полякова могла ждать и надеяться на большее внимание со стороны публики. Ей, без всякой натяжки, есть что предъявить. Любимица профессора джаза Кролла, принятая в компанию маэстро Бутманом, играющая с фантастически одарённым трубачом и одним из самых ярких современных джазовых дирижёров Петром Востоковым. А есть ведь ещё в «багаже» Алевтины и проект «Солнечный ветер», и выступления в компании мировых звёзд джаза. Но, жизнь артиста состоит из очень разных выходов. И работать по-настоящему нужно и когда в зале «полтора землекопа».

Как показало развитие событий, Полякова, при всём накоплении статусности, ещё не забронзовела, не научилась смотреть на публику в провинции через губу. Это, кстати, отмечали и музыканты оркестра под управлением Валерия Мурзова: «Очень интересная, очень живая!»

То есть, ещё до начала концерта можно было предположить – мы вступим в живой диалог (а джаз – это по-большому счёту и есть диалог между всеми участниками процесса) с музыкантами. В этом – корневой, животный смысл музыки, которая в лучших своих образцах стирает все барьеры и оставляет один на один с калейдоскопом образом и пульсирующей галереей звуков.

 

Интеллигентное хулиганство

 

 Какое нелепое заблуждение, будто бы джаз – это музыка для истеблишмента, упакованный в красивую внешнюю оболочку. Нет, никто не спорит, что пришедший к широкому зрителю из глубин гангстерской Америки, из времён сухого закона, из бурлеска красивых нарядов, фонтанов и красивых ресторанов, джаз, во первую очередь «вытаскивает на поверхность» именно такую картинку. Однако, на самом деле, он как понятие – гораздо шире и объёмней, вмещая в себя (как и следующий за ним во времени рок-н-ролл) целый спектр оттенков. Музыкальных. Здесь замешено столько всего, что одна и та же композиция в трактовке разных исполнителей может быть подана так, что в оригинале невозможно было представить! Тем более, когда речь идёт о таком, склонном к экспериментам исполнителе, каким является Алевтина Полякова.

Нестандартный подход даже к темам, которые давно уже стали джазовой, да вообще музыкальной классикой, в этом случае объясним сразу несколькими вещами. Ну, во-первых, вы частенько встречали на российской сцене джазовую вокалистку, играющую на тромбоне? Я припомнить такой комбинации не смог. Встреченный в перерыве саксофонист оркестра, с которым выступала у нас Алевтина, Сергей «Гоголь» Радаев тоже назвать ещё кого-то в России навскидку не смог. При этом отметил, что на Западе – подобный вариант имеет достаточное распространение. Во-вторых, думаю, играет свою роль тот факт, что Поляковой в силу выбранного подхода, приходится не просто где-то отдельно играть, а где-то затем отдельно петь, что было бы чуточку проще. Здесь же она, отыграв фрагмент пьесы, ловит первую ноту и вступает в дело уже как вокалистка. Это трудно, но это и существенно расширяет возможности к организации композиции изнутри. Тут в ход идёт ещё один козырь, который имеет в своей «колоде» Полякова. Она не просто «читатель-исполнитель», но ещё и автор, аранжировщик. А это уже совершенно иной расклад. Гармонический, в первую очередь.

На тольяттинском концерте, что представляется абсолютно разумным, Алевтина решила взять «в обойму», проверенные временем «хиты». Ибо, к таковым можно отнести практически все 13 композиций, сыгранных в этот вечер.

К чести музыкантов, практически не было проходных номеров. Может быть, чуточку другого решения я ждал от нетленки Леннона-Маккартни «Любовь нельзя купить», но это скорее наслоение слишком личных историй, связанных с конкретной песней. Зато многое другое и удивило, и заставило вслушиваться в происходившее внимательно. Ну, скажем, мало того, что казалось бы, изученная вдоль и поперёк «Besame Mucho», версии которой встречаются самые необычные, сумела удивить потрясающе слаженным дуэтом саксофона Гоголя и тромбона Поляковой. С учётом минимума времени, отведённого «на спевку», можно только поаплодировать двум солистам, сумевшим сделать вкусную «перекличку».

Не менее изящным получилось и исполнение, вроде бы достаточно простой песенки, скорее не про смыслы, а про время, из репертуара Майи Кристалинской «А снег идёт». На первый план тут были выдвинуты клавиши Григория Ляндреса (кругом наши люди!!), и сама композиция обрела какое-то  совершенно новое звучание. В ней не то чтобы стало больше воздуха (его и в оригинале было с избытком), но появились какие-то очень нежные, и в тоже время современные нотки. Запомнилась искрящаяся «штучка» Жобима «Girl from ipanema», которая в устах Алевтины превратилась в «Boy from ipanema». «Я девочка, поэтому пою про мальчиков» — смеялась вокалистка. Улыбка, кстати, говоря, сопровождавшая каждый номер Поляковой – один из приятных штрихов. На улыбке объявлялись номера, на улыбке они с Мурзовым устраивали маленькие пикировки, на улыбке объяснялись какие-то нюансы. Важно. Что это не выглядело фальшиво-натянуто. Знаете, бывает так, человек улыбается, а глаза при этом – холодные. Здесь улыбка как пропуск в мир искромётных звуков.

Очень понравилась и сама манера звукоизвлечения Алевтины. Настраивался на то, что звук у её тромбона будет слегка грубоватым. Но ничего подобного! Очень лиричный, тёплый, достаточно высокий по звучанию обнаружился тембр. Он, разумеется, мог по-свинговому вкусненько похрипеть, но его прозрачности это вовсе не отменяет. Классное звучание. В общем, можно сказать, что у Поляковой очень «разговорчивый» тромбон. Относительно вокала. Он, на мой вкус, гармоничен вкупе с общим решением той или иной вещи, с тем, как выполнены аранжировки. Алевтина сумела найти такие интонации, так умело играет на своих сильных сторонах, так органично перемещается по регистрам и тональностям, что результатам процесса являются – настроение и образы. Разные. Узнаваемые. Читаемые.

Очень чувствуется в подходах поющей тромбонистки – отличная школа. Базовые знания и отменное воспитание. Момент тонкий. На концерте, в кураже, иногда ведь такое хочется вытворить…э-ге-гей!!  Здесь же хулиганство, и это подмечали отцы педагоги и музыкальные критики, заключается не во внешних проявлениях, а скорее в музыкальных, очень изящных «играх» с ритмом и размером. То есть зрителя поневоле вовлекают в интересную интеллектуальную игру…

Более того, оказывается, быть «зажигалкой», можно, даже если при этом ты не пляшешь на сцене как сумасшедший. Энергия Поляковой произрастает: из музыки, из внутреннего драйва, из оригинальных по-музыкантски вкусных идей. И ты, находясь в зале это чувствуешь.

 

Продолжение следует 

 

Ценность настоящих, живых, не фальшивых концертов в том, что музыка постепенно, вне зависимости от того, с каким настроем ты пришёл, берёт тебя «в плен». Начинает вести за собой. И очень скоро – всё, оставшееся за стенами, отходит на второй план. И спустя два часа ты выходишь из филармонии и улыбаешься. И понимаешь, что  время здесь было проведено не зря. И это классная поддержка для того, кто не мыслит себя без музыки.

Знакомство с Поляковой запомнится. Внутри, помимо всего прочего остался интерес к тому, что она ещё может. А это значит – продолжение следует. Ведь джаз, как и истина, это процесс!!

 

Алексей «Алекс» Орлин

 

Фото: Фёдор Быстров  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *